Военно-патриотическое воспитание
Контактная информация

Адрес: 
195271, Санкт-Петербург,
Кондратьевский пр., д. 75, корп. 2

Тел./факс:
+ 7 (812) 412-57-88
Референт – Анна Кузнецова    

Электронная почта:
anb@delorus.com 








 
АлександроНевское братство


Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра
13.04.2009

Александр Кугай. "Дефолт доверия и его последствия"

 Александр Кугай

Дефолт доверия и его последствия

 

Доклад на конференции "Православное предпринимательство: пути развития и консолидации. Особенности периода кризиса"
Бушующий финансово-экономический кризис является предельной демонстрацией того, что истоки общественных потрясений находятся отнюдь не в экономике, а духовной сфере – в утрате доверия, обозначаемой чужим и малопонятным для русского слуха словом "дефолт".

В историческом бытии общественное доверие, в том числе и доверие к власти как проявление действенности социального капитала, является одновременно и причиной, и следствием, и залогом успеха нормального функционирования, как экономики, так и социальных аспектов жизни. "Весь механизм совместной человеческой жизни расстроился, – указывал С.Франк, – или, вернее, стал бы невозможным, если бы мы не могли быть уверены, что люди, с которыми мы имеем дело, будут при известных обстоятельствах поступать так, а не иначе. Как возможна была бы жизнь, если бы мы не имели уверенности, что люди, с которыми мы связаны или встречаемся, в своем поведении обеспечивают нам условия мирной жизни – что, например, продавцы и покупатели при заключении сделки не ограбят друг друга, что верный друг не обманет и не предаст нас и т.д.? На достоверностях такого рода базируется вся наша жизнь, но все это не может быть доказано, и в отдельных случаях действительность иногда опровергает наши ожидания и расчеты – что есть свидетельство того, что мы имеем здесь дело не с очевидностью в логическом смысле слова, а только с "моральной" достоверностью, т.е. с чем-то только "вероятным", а не безусловно необходимым. В этом смысле вся наша жизнь основана на "вере" – на убеждениях истинность которых не может быть доказана с неопровержимой убедительностью". [1]

В "Граде Земном" (Блж.Августин) альтернативой установления в стране законности и порядка, обстановки общественного доверия может быть только анархическая гоббсовская "война всех против всех", либо политическая диктатура, которые истощают жизненный потенциал народа, доводя до "сутяжнического абсурда" и правового хаоса. А это, в конечном итоге, приводит к общественному параличу. Следствием дефолта в социальной сфере являются цинизм, ориентация общества в направлении эгоизма и равнодушия к согражданам, когда кажутся бесполезными доброжелательность к другим, благотворительность, действенное служение общественной пользе.

Как говорил Конфуций, "Народ можно заставить повиноваться, но нельзя заставить понять почему". Гибели всех империй предшествовал политический дефолт, образно выраженный в словах Б.Окуджавы:
"Вселенский опыт говорит,
что погибают царства не оттого,
что тяжек быт или страшны мытарства.
А погибают оттого (и тем больней, чем дольше),
что люди царства своего не уважают больше".

Доверие – ключевая категория в рыночной экономике. Если вы доверяете партнеру, если вы доверяете государству, государство доверяет вам, рабочие и служащие доверяют работодателю и наоборот, то у вас снижаются транзакционные издержки, возрастает скорость оборота капитала, и вы получаете прибыль. Именно в результате этого в странах растет национальное богатство, и они называются цивилизованными. Как правило, чем более развита экономика страны, тем меньше вклад в нее природных ресурсов и, соответственно, заметнее роль "человеческого капитала". В бедных развивающихся странах, царит всеобщее недоверие. Там – готовность каждого обмануть любого другого и самое главное – готовность и терпимость другого к тому, что его обманут.

Финансовый кризис – это кризис доверия: клиентов – к банкам, банков – друг к другу, общества – к финансовым институтам государства. В этом смысле, финансовый кризис – кризис не денег, а кризис бумаг. Кризис вот этих надувных бумаг, которые, очевидно и деньгами не являются.

Вакуум недоверия к социальным институтам (если в Америке быстро разбогатеть можно только в казино, то в России – присосавшись к каналам власти) заполняется коррупцией и криминалом. Ведь судебная власть существует всегда. Когда мы полагаем, что ее нет, это означает, что ее исполняют вне государственной системы. Если бизнес не доверяет коррумпированным социальным институтам, то он обращается в криминальные структуры, действуя по принципу: "Дружок готовь должок, подробности – паяльником". Разве мы не знаем, кто исполнял функции судебной власти в начале 90-х гг.? Криминальные авторитеты. Мы не знаем, что участковый милиционер в деревне может исполнять функции судебной власти, хотя никто ему этого права не давал? Мы не знаем, что существуют иные авторитеты, исполняющие функции судебной власти?

В советский период, копая общую яму под названием "коммунизм", мы ощущали плечо друг друга. Впоследствии каждый стал рыть свои ходы, и мы уже не видим друг друга. Услышал – не верь. Прочел – не верь. Сказали "заходи" – не заходи. Сказали "приглашаем" – не ходи. "Если вы все понимаете, значит, вам не все говорят"… "Обманывают тех, кто хочет быть обманутым"… Подобные изречения сейчас вошли в активный обиход. И они тоже – знак недоверия.

Доверие как самая продуктивная категория современности, под знаком которой или рушатся, или свершаются биографии многих сегодняшних наций и государств не ограничивается очевидными рациональными факторами, воплощенными в исполнении социальных обязательств политическими и финансово-экономическими институтами, юридическими и физическими лицами. Выступая социальным капиталом, доверие опирается и на значительный нерационализируемый потенциал, содержащийся в общей религии, полученной определенной нацией, порождающей общество, в котором люди понимают друг друга. В России такой основой является Православие. Значение Православия в формировании социального капитала, понимаемого как сумма социальной выгоды общества, полученной от снижения числа наркозависимых, злоупотребляющих алкоголем, низкого числа разводов, детей рожденных вне брака, снижением преступности и числа судебных тяжб, высокой степенью доверия к социальным институтам, чувства солидарности, сотрудничества и взаимодействия между людьми, очевидно.

Поэтому неудачи будут продолжаться до тех пор, пока российская элита не поймет, что в основе социального, гражданского, экономического прогресса лежит евангельский "духовный капитал". Это "духовный капитал" особого рода, в него входят: 2) поведенческие стандарты, основанные на Библии и особенно Евангелии, утверждающие ответственность власть имущих перед Богом и обществом 3) религиозная практика, а также моральная и социальная общность верующих, организационно и духовно объединенных в Русскую Православную Церковь.

Значительное усиление роли Православия в общественном сознании россиян, о чем свидетельствуют данные социологической статистики, вселяет определенные надежды на то, что общество сможет навязать власти и бизнесу православную систему ценностей. Только такой "духовный капитал" имеет перспективу сформировать и развивать доверие и ответственность, сотрудничество и взаимопонимание между людьми, высокие стандарты личной, семейной, общественной и трудовой этики – все то, что необходимо для появления здоровых и эффективно действующих социальных институтов, которые и будут генераторами непрерывного развития общества.
Александр Иванович Кугай, профессор Северо-Западной академии государственной службы, доктор философских наук, профессор

Примечаниe:

1 – Франк С. С нами Бог. М.: АСТ, 2003. С. 443-444.


Возврат к списку

Новости ДЕЛОРУСа
Православный календарь



Церковнославянский семинар  Русская Православная Церковь Уральский институт бизнеса им. Ильина Русская народная линия
 
Изборский клуб

   Родная Ладога